*Zlaya*
*I Do Not Have a Gentle Heart*
Название: «Ирэн. Адлер.»
Фандом: Sherlock BBC
Автор: *Zlaya*
Драббл.
Рейтинг:
G
Герои: Шерлок Холмс / Ирэн Адлер.
Дисклеймер: Образ Ирэн авторский, создан до выхода "Скандала в Белгравии".
Статус: закончен.
Саммари: Даже в самые защищенные системы иногда проникает свой троян.

От автора: Автор обожает писать об Ирэн.


То, что произошло, нуждалось в тщательном обдумывании. Шерлок по привычке вытянулся во весь рост, сложил руки домиком и закрыл глаза. Итак, что, вернее кого, он имел в качестве объекта анализа?
Женщина.
Молодая. Не больше двадцати пяти - двадцати семи лет.
Невысокая, телосложение среднее. Волосы каштановые, вьющиеся, непослушные, собраны в косу до середины плеча. Кожа смуглая. Глаза карие, нос прямой, губы полные. Следов косметики нет – внешность и без нее яркая, по типу близкая к итальянской.
На правой щеке родинка, точно такая же – над правой ключицей.
Слегка картавит, остра на язык, и при этом полиглот.
Не любит украшений, носит только тонкую цепочку с кулоном в виде первой буквы имени – И.
Стиль одежды классический.
Ее имя Ирэн Адлер, и она превосходная плутовка.

Шерлок сжал губы, глубоко вздохнул. Как ни крути, он ничего не мог сказать об этой женщине, кроме того, что и так могли видеть все. Даже Ватсон, реши он дать в своем блоге ее словесный портрет, написал бы не больше, а ведь доктор считался среди агентов Скотланд-Ярда чуть ли не любимым автором. Так что Джон сумел бы описать героиню даже лучше его, добавив для колорита пару-тройку красочных эпитетов. Хотя, возможно, он бы не упомянул о родинке над ключицей – как правило, подобные вещи не бросаются в глаза. Впрочем… Шерлоку было бы, что добавить, и этот факт заставил его поморщиться.

Ирэн обладает великолепной растяжкой, и, безусловно, не врет о том, что занималась гимнастикой и танцами.
Ее волосы едва уловимо пахнут ванилью, и этот запах еще несколько секунд живет на пальцах, если пропустить сквозь них мягкие локоны.
Цвет глаз может быть не просто карим, а почти черным, особенно когда женщина испытывает какие-то очень сильные эмоции, будь то раздражение или восторг…

Шерлок глубоко вздохнул и, обняв подушку, повернулся на бок. В комнате царил беспорядок, впрочем, как и всегда. На столе развалены книги, под столом – тоже. Местами на полу белели листы с нотами. Скрипка сиротливо стояла на камине. Не без старания нарисованный смайл на стене сиял выбитой пулями улыбкой, которая на днях стала еще шире – Шерлок раздобыл ружье. Но страннее всего было то, что безукоризненно выглаженные брюки детектива, а также пиджак не были повешены на спинку стула, а бесформенной кучей валялись подле дивана. Холмс нахмурился и сел, закутываясь в клетчатый плед Джона, который невесть каким образом оказался на нем.
Шерлок потянулся к своей одежде, но, к удивлению не обнаружил среди нее своей рубашки… Ну конечно…

- Не делай вид, что ты меня не замечаешь, великий наблюдатель.

И тут Холмс наконец посмотрел на женщину, сидевшую за столом и курившую. Он готов был на что угодно, лишь бы не встречаться с нею взглядом. Ему было достаточно того, что, стоило лишь закрыть глаза, как ее образ тут же возникал перед ним. Шерлок даже попытался подвергнуть этот облик привычному для себя исследованию, но оказалось, что ничего рационального об этой женщине он сказать не может, и все характеристики касались только чувственного восприятия.

- Ирэн, я бы предпочел, чтобы ты ушла незаметно, поэтому решил не акцентировать внимание на твоем присутствии, - ответил Шерлок. – Скоро вернется Джон, а он хоть и далеко не так наблюдателен, но может произвести несколько мыслительных операций и прийти к определенным выводам относительно того, что тут произошло.
Ирэн слушала его сквозь сизую никотиновую дымку, серьезно, не улыбаясь. Во взгляде темных глаз и по припухлости губ читались следы бессонной ночи.

Они сидели друг напротив друга: он, закутавшийся в клетчатый плед, взъерошенный и напряженный, и она, с сигаретой в тонких пальцах, переброшенной через плечо наспех сплетенной косой, в его рубашке. Шерлок не сводил с нее взгляд, чувствуя, как против воли и разума, в памяти возникали, как яркие вспышки, воспоминания о прошедшей ночи.
Ее волосы пахли ванилью, сладко и пряно. Этот запах щекотал ноздри, с легким привкусом капучино остывая на языке.
У нее нежные руки и бархатная кожа, а от прикосновений к ней слегка покалывало пальцы, будто ток пробегал по ним.
Сердце билось, ускоряясь с каждым новым ударом.
Совершенно ясно, что все это было обманом мозга, тактильных ощущений, возбужденного тела. Все объяснимо. Никакой загадки. Но тогда…

Шерлок вздрогнул, и Ирэн улыбнулась. Она прекрасно понимала, что и для него воспоминания об этой ночи тяжелым похмельем гудят в голове, а ведь ни один из них накануне не был пьян.
Ирэн затушила сигарету и еще некоторое время смотрела, как рассеивается над нею дымок.
- Через три часа у меня самолет. Я осталась, чтобы лично убедиться, не переменил ли ты своего намерения не сдавать меня Лейстреду, - сказала она, снова переводя взгляд на Шерлока, который оставался неподвижным, как сфинкс.
- Ты выполнила свою часть договора, и поэтому Моран сейчас в наручниках, я выполню свою.
- Отлично, - ответила Ирэн и встала. На цыпочках прошла по прохладному полу к дивану, на спинке которого лежало ее платье. Потянулась за ним через Шерлока.

- Мне интересно, почему ты сразу не оделась, - заметил он. – Не люблю, когда берут мои вещи.
- Потому что тебя не сдвинешь, - сказала она, вдруг вытащив из-под него свои трусики. – Дорогое белье, знаешь ли. Жаль оставлять даже на память.

Шерлок передразнил ее улыбку и повернул голову к окну. Неплохо бы было его открыть: запах табачного дыма вызовет вопросы Джона, да и этот чертов аромат ванили…
- Оцени мою деликатность и наряжайся в свой туалет быстрее, - поторопил он, чувствуя непонятное раздражение и дрожь в своем голосе.
- К чему тут деликатность, когда ты уже видел меня голой, - отозвалась Ирэн, и Холмс бросил на нее испепеляющий взгляд. Адлер стояла перед ним, поправляя бретельки бюстгалтера.

- Оставим эти интимные подробности полового сношения между нами, - скривился Шерлок.
Ирэн изумленно подняла брови:
- А можно без слова «сношение»?
- Я называю вещи своими именами.

Адлер развела руками. Чертов Шерлок Холмс. Хотелось схватить его скрипку с камина и надеть ему на голову.
Ирэн была взбешена и зла, как ни пыталась сохранить самообладание. На кого из них двоих она злилась больше, ей было не известно, но только в отношениях между ними, изначально сугубо деловых, появились два момента, которые нельзя было ни исправить, ни, приняв, отрицать. Во-первых, проведенная ночь, во-вторых, осознание того, что ночь была превосходна. Однако Ирэн быстро взяла себя в руки: с кем не бывает таких приключений…
Она молча оделась, и, не попрощавшись, вышла. Столь же стремительно, как появилась здесь накануне вечером, за тем исключением, что тогда она находилась в крепких руках проклятого Холмса.

Шерлок все в той же позе продолжал сидеть на диване, внимательно прислушиваясь к ее шагам на лестнице и звуку захлопнувшейся двери.

То, что произошло, нуждалось в тщательном обдумывании. Холмс откинулся на спину и закрыл глаза. Итак, что, вернее кого, он имел в качестве объекта анализа? И его жесткий диск тут же услужливо предоставил всю информацию о прошедшей ночи, вредоносную и навязчивую как вирусная программа, разом проникшая во все корневые папки. Ирэн. Адлер.

также здесь

@темы: Фанфикшен, Ирен\Шерлок, Sherlock BBC