Мгновения счастья
Если вас поразила красотой какая-нибудь женщина, но вы не можете вспомнить, во что она была одета, - значит, она была одета идеально. Коко Шанель
Название: Ирэн
Автор: Мгновения счастья
Вычитка: King Arthur.
Персонажи: Ирэн Адлер и Шерлок Холмс
Жанр: гет
Размер: 1445
Дисклеймер: на финансовую выгоду не претендую
Саммари: по заявке,Endless. Шерлок/Ирэн. В ту ночь, когда Шерлок спасает Ирэн, случается их единственная ночь. Потом Ирэн погибает. Шерлок никогда не женится, потому что хранит верность единственной женщине, которую любил.срабатывает".
От автора: У автора психологическая травма после криков на фесте. Он не виноват, что заявка включает гет, секс и Шерлока…. Прошу всех кто против такого сочетания не читать. Не травмируйте себя и автора.
К огромному несчастью Шерлока Холмса, память никогда его не подводила. В молодости он не жалел об этом, но с возрастом стал намного умнее. Детектив прекрасно помнил каждое дело, каждый труп в своей жизни, включая тело Этой женщины, его женщины.
Шерлок Холмс сидел в своем любимом кресле и пытался воспроизвести в памяти день, когда первый раз увидел её. Такую прекрасную, такую гордую и такую невероятно опасную. Её телефон до сих пор лежал в его личном сейфе. В те дни, когда он особенно скучал по ней, Шерлок просил принести его, и подолгу вертел мобильник в руках, вспоминая, вспоминая, вспоминая…
Она обыграла его. Да, он получил доступ к её телефону и к её сердцу, а она… Она спряталась от него там, куда тот не мог проникнуть. В тот день он потерпел самое страшное поражение в своей жизни.
Майкрофт позвонил ему в разгар очередного запутанного расследования, и когда Шерлок не взял трубку, не ответил на кучу смс, которые не счел нужным прочитать, а в довершении всего выкинул в Темзу телефон Джона, Холмс старший счел нужным прислать за ним новоиспеченную миссис Холмс. Шерлок посмеялся и посоветовал ей больше думать, а не только слепо исполнять приказы. Пока он осыпал её остротами, на лице полковника британской армии не дрогнул ни один мускул; железная выдержка - хорошая черта их семьи. А потом Холмс развернулся, - кажется, он собирался допросить родственников жертвы, но точной уверенности уже не было. Зато, в памяти остались тихие и по-военному лаконичные слова.
- Соболезную, - он смутно помнил, как Джейн взяла его за руку и усадила в правительственный ягуар. В тот день он понял, за что его брат так ценил эту иногда холодную, слишком принципиальную, чересчур исполнительную, жестокую и не слишком умную – по их меркам - женщину. За то, что когда надо она была не просто женой, а по-мужски верным другом, товарищем, который поможет пройти через любые трудности и никогда об этом не напомнит.
В тот день она была верным другом ему, а не брату, таким другом, которого он не нашел бы даже в Джоне. Джейн не говорила, не успокаивала, не утешала, не предлагала помощи, не запрещала ему проверять свои теории. Она подавала реактивы, в которых ничего не понимала, носила пробирки, смотрела за реакциями, принесла ему пачку очень крепких сигарет и долго сидела с ним на ледяном полу морга в полном молчании. Она никогда не вспоминала этот день, и он до сих пор был ей безумно благодарен.
Шерлок помнил как стоял над неподвижным телом Ирэн Адлер, пытаясь доказать, что произошла ошибка, хотя при первом же взгляде понял, что на этот раз это всё - не игра. Но он часами напролет доказывал сам себе, что программа в его мозгу дала сбой. Но факты оказались неоспоримыми: её группа крови, её лицо, её тело, её родинки, её шрамы. Историю каждого он узнал, пока они летели из Пакистана: им тогда просто не о чем было поговорить, а молчать в обществе друг друга было просто невыносимо, ведь их молчание говорило куда красноречивее любых слов, и поэтому они делились рабочими историями.
О, эти истории доминантки! Он до сих пор не мог понять, что в них было правдой, а что - ложью. В способность Ирэн говорить правду он не верил: не тот случай.
На улице проехал грузовик, грохоча пивными бочками, которые он развозил по ближайшим барам. Видимо, сегодня Робин опять поссорился с девушкой, и забыл закрепить такой ценный для сотен британцев груз. Холмс усмехнулся и протянул руку к чашке с чаем и сделал два больших глотка. Без сахара. Противный вкус, - чертов врач заявил, что как диабетику Шерлоку нельзя пить чай как он делал это всю свою жизнь. По-старчески покряхтев и устроившись поудобнее в кресле, он опять откинулся на спинку.
Перед его затуманенным взором опять предстала Ирэн, живая и потрясающе притягательная. Она была единственной женщиной, которая его победила, хотя она вообще была единственной женщиной в его жизни.
Холмс прекрасно помнил, в каком приподнятом настроении был после их общего приключения в Пакистане. Ему крайне редко удавалось вдоволь побегать от бандитов и пострелять, и не получить после этого гневный звонок от брата. Ирэн оказалась прекрасным объектом для спасения. Во-первых, она удивлялась, когда было необходимо. Во-вторых, выполняла все команды. В-третьих, не спорила, чего он от нее не ожидал. В-четвертых, помогала, когда это было необходимо. Сидя в аэропорту Лахора, она вела себя как любая местная женщина: молчала, хлопала ресницами и кивала.
Кто бы и что не думал, он прекрасно разбирался в человеческой психологии: без этого нельзя было бы поймать ни одного убийцу. То, чего Шерлок так долго ждал, произошло как только дверь в номер одной из трехзвёздочных гостиниц в столице страны карнавалов закрылась на ключ. Ирэн начала медленно опускаться на пол без сил и с явными признаками надвигающейся истерики. Он подхватил её и прижал к себе, такую беззащитную и ранимую сейчас. У него просто не было в тот момент другого выбора - или ему просто хотелось так думать.
Плачущие люди всегда его неимоверно раздражали, от них не было никакой пользы, и они были совершенно неадекватны. Хотя надо было отдать Ирэн должное, она умела плакать красиво: без всхлипывания, без громких рыданий и покрасневшего носа. Она умудрялась быть прекрасной в любой ситуации. Её теплое дыхание согревало грудь, и вызывало невероятное сильное желание сделать всё что угодно, только бы она улыбнулась. Попроси она в тот момент принести ей секретные коды запуска ядерных боеголовок США, России или Британии, он бы добыл их через час, большую часть которого потратил на поиск приличного Интернета.
Холмс помнил, как шептал ей что-то ободряющее, обещал спрятать куда-нибудь так, что никто не сможет её найти, а потом эти слова сами собой превратились романтическую ерунду, которой он наслушался по телевизору. В памяти всплыл момент, когда он первый раз поцеловал Ирэн Адлер. У неё были шелковистые, теплые и очень мягкие губы. В первую секунду она удивилась, а потом ответила на поцелуй. Целовать её было самым большим счастьем в его жизни, её губы были подобны воде в пустыне. Сделав один глоток страдающий от жажды, делает второй, третий и пьёт до тех пор, пока не падает в изнеможении от перенасыщения. Ощущать прикосновения её нежных пальцев, вдыхать запах ёе волос, чувствовать бархат её кожи под своими руками, думать о том, что хотя бы в этот момент ты - единственный мужчина в её жизни – вот оно, настоящее блаженство.
Возможно, это был единственный раз, когда Шерлок был абсолютно счастлив, может быть потому что не думал? В его личном маленьком раю он находился недолго - по его ощущениям около 14000 секунд, плюс-минус пару сотен. Спустя годы пришло понимание, что стоило тогда прижать её к себе и никогда не отпускать, но на тот момент он был моложе и намного глупее. В тот день он сбежал, как будто она была самым опасным человеком в мире. Шерлок помнил, как кинул на спящую Ирэн мимолетный взгляд, сухо оценив ее самочувствие и запомнив на всякий случай, какая она после занятия любовью.
В следующий раз он увидел её только на железном столе в Бартсе. Но всё равно это была его Ирэн, самая восхитительная женщина, с которой он когда-либо встречался. И он помнил её как авантюристку, доминантку, умнейшую женщину и собственную возлюбленную, а не как очередной труп.
Шерлок нашел её убийц; найти было не трудно, поймать оказалось сложнее, но, видимо, вот для таких вещей и нужна семья, которая иногда готова поступиться принципами, правилами, законами и политически договорами.
Холмс встал и подошел к каминной полке. Рядом с черепом, часами и подаренным Джоном радио стояла фотографии Ирэн, единственный подарок, который он получил от Этой женщины. Самый дорогой подарок в его жизни.
Седьмая ступенька громко и противно скрипнула - никто так и не удосужился её починить, и с годами она совсем иссохлась. Через несколько секунд дверь медленно отворилась. Он все еще жил будто в съемной квартире, хотя уже больше двадцати лет полностью владел домом 221В по Бейкер стрит.
- Я думал, у тебя как всегда много работы и ты не придешь. Хотя ты ведь здесь не затем, чтобы со мной пообщаться? Какое-то запутанное дело, которое ты не можешь решить без единственного в мире консультирующего детектива? – с ироничной улыбкой произнес он.
- Да, - она медленно подошла к нему и положила руку на плечо, - ты опять думал о ней?
- Ревнуешь? – Шерлок поцеловал девушку в подставленную щеку, - ты ее самый большой подарок, моя Ирэн.
- О… ты мне поможешь?
- Я поеду на такси, и не надо пытаться меня переубедить, я не настолько стар, чтобы не доехать до места преступления самостоятельно.
- Как скажешь, у меня нет времени с тобой препираться, тем более мне-то известно, что это бесполезно.
- Спасибо, милая
- И пожалуйста, не позорь меня опять перед коллегами: «надо было внимательнее читать историю криминалистики», «стоило сравнить этот случай, с убийством в 22 году», «неужели ты не видишь здесь след преступника?». И прошу еще раз, не надо орать, что я сплю с Диком, ты уже и так рассказал это всему Лондону, не надо напоминать! Я жду тебя на месте, – девушка развернулась и быстро сбежала по лестнице.
- Видимо, тот факт, что этот безмозглый идиот сделал меня дедушкой тоже сообщать всем не стоит? – он подхватил свое пальто, взял трость и быстрым шагом вышел за дверь.

@темы: Sherlock BBC, Ирен\Шерлок, Фанфикшен